Наверх

Елена Базанова. Часть 1. О работе над "Алисой в стране чудес".

Не так давно в Передвижнике на Лубянке состоялась творческая встреча с замечательной художницей из Санкт-Петербурга Еленой Базановой, признанным мастером акварели и книжной графики. Стенография этой встречи на тему «Как создавались иллюстрации к сказке Льюиса Кэрролла «Алиса в стране чудес» – от идеи до реализации» - перед вами.


– Особенность книги «Приключения Алисы в Стране чудес, рассказанные для маленьких читателей самим автором» заключалась в том, что она является более коротким пересказом настоящего большого текста, который мы все знаем, под картинки Джона Тенниела, заказанные самим Кэрроллом, когда он издавал эту книгу. Юлия Михайловна Тельцова, редактор этой книжки, носила ее текст в папке два года! Она не могла решить, кому его дать, потому что не могла смириться с тем, что автор сделал с самим текстом, лишив диалогов, лишив многого другого. Сложность была еще и в том, что надо было учесть рисунки Тенниела, под которые сделал подписи сам Кэрролл, их иконографию. При этом нужно было, чтобы картинки соответствовали взрослому тексту и в то же время иллюстрировали все, о чём говорит автор в этой книжке детям.

– Это было техническое задание издательства, и из 14 страниц текста, которые мне дали для работы, я сделала приблизительный макет на восемьдесят с лишним полос. В издательстве просто ахнули, потому что получались излишки картин, а, когда уже начали листать их, стало понятно, почему я так поступила.

– Вот иллюстрация, с которой эта книжка появилась, называется она «взрыв Вселенной». Бывают такие иллюстрации, с которых книжка рождается, потому что развёртку-то я сделала, а вот пластика книжки, её рисунок, мне не давался. Честно говоря, сначала я хотела её сделать акварелью, но всё равно она родилась такая, какая родилась. И вроде бы всё получилось удачно, и англичане её воспринимают хорошо, – то есть они не видят, что эту книжку делал не англичанин!

– Работа была многосложная! Я рисовала серой тушью с раскрашиванием, подложка – акварелью, потом – продавливание гладилкой, затем делала рельеф под карандаш, потом проходила карандашом и после еще сверху дорабатывала акварелью. В общей сложности, можно посчитать, сколько раз проходит иллюстрация.
Отрисовка всей книги заняла почти два года.


– Вот тут на рисунке изображен заломанный уголок, так у меня даже внучка сейчас листает и пытается перевернуть страничку. Однажды я видела, как кто-то из взрослых испугался, что заломили уголок.

– Вообще очень сложно строилась сама книжка, ее пространство. Я поняла, с чем столкнулась, только когда начала ее иллюстрировать. До этого я никогда не делала пространство книги, работала с белым фоном, с белым листом, а здесь потребовалось пространство, глубина. Задача была – сделать книгу для маленьких детей, а дети пространство не видят и перспективу не воспринимают. И мне пришлось соображать, как же я должна работать как художник, чтобы дети воспринимали перспективу. Но получилось в результате, что я рисовала перспективу так, как рисуют дети.

– А вот эта иллюстрация вообще забавная, когда на нее смотришь в одну сторону – всё нормально, перспектива туда, когда в другую сторону – тоже перспектива куда надо, а на развороте получается «выпяченность» пространства. И вообще, чтобы ребёнок воспринимал картинки правильно, я сделала всё возможное, чтобы линия горизонта была на уровне глаз Алисы. Девочка же то растёт, то уменьшается, и надо было найти какую-то константу, чтобы в книжке была психологическая стабильность ощущения. И я придумала такую «фишку», что горизонт должен быть на уровне глаз Алисы, чтобы мы видели эту книжку её глазами.


– Меня вот тут озадачило, почему все рисуют чаепитие так правильно, чистенько, аккуратненько. Они же всё время пьют чай и не моют посуду! Я решила, что должно быть много немытой посуды. И я расставила там немытую посуду. Самое любопытное, что англичанин, когда посмотрел эту иллюстрацию, сказал: «вот ложечка лежит не так, как англичане её кладут», и показал, как правильно. Так что здесь ложечки правильно лежат на блюдечке, а сначала лежали как у нас, а это не правильно. У меня были серьёзные редакторы!

– Иногда доходило до смешного, когда издательство не замечало некоторые ошибки. Вот, например, на этой иллюстрации оказалось, что я раскрасила куст роз одинаково. Потом я его перекрасила, чтобы соответствовало тому, что на другой иллюстрации.



Вот с этой иллюстрацией было забавно работать, нужно было заново переосмыслить, что это за событие происходило в книжке. Про это я могу много рассказывать!

– Когда чёрно-белые рисунки висели у меня дома, у нас гостила кошка Чара. Вообще, все коты любят наблюдать, как художники работают: как карандашиком чиркают, как водичкой шлёпают, в общем, им это нравится. И вот она там спит, и книжка с текстом «Алисы» там лежит. Лежит макет, а она на него голову положила. Я прямо в макете отрисовала иллюстрации, распечатала его, сшила, потом прямо в книжку врисовывала первые картинки, чтобы от книги было тактильное ощущение. И вот, пожалуйста, – кошка разлеглась на макете, а когда я её фотографировала, она зевнула, и получилась «Чеширская улыбка» – не открытый рот, а просто много зубов!




– Я обожаю детские мастер классы. У меня на сегодняшний день были дети и из Хосписа, были слабослышащие, были колясочники, были ребята из детдомовских домов. Слабослышащие дети меня потрясли, наверное, тем, что у всех коты вот с такими огромными глазами! Как канал связи у них такой для работы. Самая просветлённая публика – это дети, которые натерпелись от жизни всего, это дети из хосписа, там самая потрясающая отдача. Они как будто в другой мир попали, – так были счастливы от работы, и для меня это было очень важно.

Войдите, чтобы иметь возможность оставлять комментарии.

Категории товаров

×

Заполняется для получения отчета об исправлении

Перейдите на страницу входа для ввода логина и пароля.
После чего вернитесь в это окно.