Наверх

Анна Иванова. Часть 1. О своем пути к акварели.

Художник-акварелист Анна Иванова приглашает вас в «Волшебное закулисье»! Прекрасные балерины, одухотворенные портреты, грациозные лошади – Анна умеет находить «свои» сюжеты и всегда готова совершенствовать свое мастерство.

1.jpg

19 мая Передвижник и Арт-Каникулы провели в Москве в «Центральном Детском Магазине» на Лубянке творческую встречу с Анной Ивановой – известной молодой художницей-акварелисткой. Мы с удовольствием представляем вам рассказ об этом мероприятии, на котором слушатели имели возможность узнать о тонкостях работы акварелью. Так же обязательно смотрите видео с творческой встречи.

Анна Иванова о своем пути к акварели:

– Мой путь к живописи начался с самого детства, сколько себя помню, я всегда рисовала, но рисовала больше лошадей.

2.jpg

В моём детстве присутствовало всё, в том числе и художественная школа. Мы очень любили рисовать, большое спасибо за это нашим преподавателям!

3.jpg

«Морозное утро на Карла Маркса, Казань»  

Одним из моих бывших преподавателей был бывший директор Казанского художественного училища, который относился к нам, не как к детям, а как к своим студентам. Это очень важно – найти хороших преподавателей. А затем я уже рисовала, собственно, для себя.

4.jpg

«Натюрморт с гранатами»  

И так как моя семья – это семья врачей, то я получила медицинское образование. Я врач-эпидемиолог по основному образованию и по незаконченной аспирантуре. И еще был в моей жизни ИМБП (институт медико-биологических проблем) по космической медицине. Но, в конце концов, я решила, что не стоит это моих нервов, и только в последние два года стала художником в полном смысле этого слова. Но в процессе моего образования, моего пути, я никогда не переставала рисовать.

5.jpg

«Морозка»

Моя учёба и основная работа никогда не мешали рисованию. У меня всегда была ночь, как и у большинства медиков. Я очень долгое время сама развивалась, как могла, ведь времени не было, потому что учёба была с восьми утра и до бесконечности. А в акварель я вернулась, когда нужно было маме дарить подарок на день рождения.

6.jpg

«Портрет мамы»

Я вспомнила, что есть акварель. И мама меня поддержала, стала покупать мне разные книжки, небольшие пособия, особенно мне понравился Джо Дауден – английский художник-преподаватель. У него есть прекрасные издания, например, «Рисуем воду акварелью». И я постепенно стала читать, интересоваться. А потом я попала на сайт Константина Куина. У него масса информации по бумаге, по краскам, есть его собственные статьи и очень подробные статьи по краскам Е. Базановой. Это для меня было большим открытием. В художественной школе мы рисовали на ватмане.Краски «Невская палитра» в бумажной коробке у бедных и в пластиковой у богатых – это было всё.

А тут у Константина я неожиданно открыла, что видов бумаги существует огромное множество, не только ватман, а красок – больше чем «Невская палитра». Тогда у меня была возможность много путешествовать, и всё, что я везла из-за границы – это была бумага.

 Первая бумага, с которой я столкнулась, была Saunders Waterford 600 гр. И первая же работа, с которой я долго воевала на этой бумаге, была «Портрет брата», который победил в 2012 году на крупнейшем конкурсе акварели Shanghai Zhujuajuao International Watercolor Biennial 2012.

7.jpg

«Stars are closer (портрет брата)» 

Я его послала просто так и думала, что они пошутили, когда увидела свою фамилию в списке победителей! Рядом там был Збуквич (Joseph Branko Zbukvic), был еще кто-то, и он приз не получил. Поэтому я сперва не поверила и не отвечала на письма. До этого я рисовала, как бы к себе «в стол», а тут страна – родоначальник акварельной техники обратила на меня внимание и мне захотелось как-то развиваться. Я стала искать преподавателя, мастер-классы, но на тот момент в Москве еще не была так развита эта система мастер-классов и лекториев.

Первый, к кому я попала, был Сергей Тенников. Было очень интересно! Моя техника на тот момент была сухая-сухая и многослойная, а у него была влажная. Я посетила мастер-класс, и поняла, что не всё так просто. «За лёгкостью исполнения не видно мастерства», – собственно, у Сергея прекрасно это демонстрируется. В общем, у меня ничего не получилось на его мастер-классе, но я всё равно не останавливалась. Мне, например, хотелось научиться делать красивые заливки, и я пошла к Елене Базановой. Меня слабо интересовали натюрморты, но очень интересовал фон. И я плавно с сухой техники переключалась на мокрую, это было совсем не быстро. Меня интересовали определённые области, и я искала художников – специалистов, которые именно это умели делать хорошо.

Победа в Шанхае для меня сделала очень многое: она просто открыла двери, меня стали приглашать на различные мероприятия, появилась возможность много ездить, смотреть много картин. Обычно все выставки сопровождались демонстрациями, и для меня это было, я считаю, самой большой школой.

А работа, которая победила в Китае,  там и осталась?

– Да, работы-победители всегда остаются на выставках, эта теперь в частной коллекции музея. Вообще награда победителю – это либо поездка, либо деньги, либо материалы. Но работы не возвращаются, остаются только фотографии.

Как вы продали свою первую работу?

– В детстве, когда моя мама работала в училище, среди преподавателей была прослойка интеллигенции, это были очень пожилые люди, которые привыкли ходить по театрам, по выставкам. Им нравились мои работы, может, они и нас с мамой поддерживали. Когда я училась на втором курсе университета, у нас на центральной улице в Казани открылся большой отель. Они приглашали художников. Я туда пришла от любопытства, и они купили у меня все мои картинки по 250 рублей. Дальше они стали развивать галерею, и я очень много для них рисовала. 

Когда мне пришлось уйти с работы, на продажи я не рассчитывала вообще. Изначально, выбирая эту дорогу, коммерческих целей я себе в принципе не ставила, так получилось. Меня часто спрашивают «как выбрать коммерчески успешную тему?» Я считаю, что если её изначально выбирать коммерчески успешной, то вряд ли она будет продаваться. Если вы её не любите, то никто не полюбит. Если это не любить, зачем тогда рисовать?

Чтобы участвовать в выставках, нужно показывать свой уровень, рост, это огромная работа над собой. Рисование стало мешать моей основной работе, я не двигалась ни тут, ни там. Пришел момент, когда нужно было что-то решать. Настал кризис, сократили зарплаты, рабочие места, жизнь сама так повернулась. Так бы я не ушла никогда, я свою работу очень любила.

О бумаге

Я очень долгое время использовала только Сандерс (Saunders), несмотря на то что у меня было много других брендов. Все возможные виды я испробовала. И вот, чем больше я рисую, тем больше понимаю, что нет плохой бумаги и нет хорошей бумаги. Есть бумага под определённые цели. Одно время я говорила, что не люблю рисовать на сатине и не люблю рисовать на торшоне. Это бумага под совершенно определённые цели, сатин – это та бумага, на которой прекрасно получаются иллюстрации. Когда у меня техника была сухая, мне была выгодна минимальная фактура, которая давала возможность делать множество слоёв. К холодному прессу я пришла, наверное, в самом конце. И торшон был самый непобедимый, с максимально фактурной бумагой. Он тяготеет больше к мокрому, к эскизам, фактурам, большим объёмам.

И ещё один момент, который я выяснила для себя, – это качество бумаги. Влажная техника требует очень терпеливую бумагу, максимально терпеливую. Не каждая бумага выдержит миллион слоёв или четверть суток замачивания. У меня есть работа, которую я рисовала для развлечения, очень хотелось поучаствовать в Мексиканском конкурсе. Метровый лист с балеринами, который лежал, не просыхая, четверть суток. Это был Saunders, он очень хорошо высох, очень ровно. А вот следующий был Арш (Arches), он так не сохнет, смотрится фактура прекрасно, но когда высыхает, как ее сворачивать я не знаю.

О красках

С течением времени я исследовала многие материалы: бумагу, краски, меняла одну технику на другую. И в результате у меня образовалась определённая палитра: основная гамма в 7 цветов плюс дополнительные цвета (например, лимон не нарисуешь без лимонной жёлтой, или апельсин – без оранжевого). Но основная гамма – это 7 цветов, среди которых сиена натуральная, сиена жжёная, умбра жжёная, розовый (очень странный, но в смесях потрясающе красивый). Еще есть пикаблю, зеленовато-голубой, ультрамарин тёмный, сепия тёмная. Белилами я не пользуюсь, чёрного цвета у меня нет, всё в смесях, а самый светлый участок – это цвет бумаги. Я считаю, что это самое светлое, самое красивое. Хотя я совершенно не против белил или маскирующих жидкостей. Если работу можно спасти, её нужно спасать любым способом. И вот теперь, в качестве эксперимента, появились золотые, металлики, а еще графит, акварель типа Сангины.

И опять же, предпочтение по краскам сложилось из целей – для чего они мне нужны. Если я пишу портрет, мне нужно, чтобы и цвет кожи, и тон, всё было ровное. чтобы не выпадал осадок. Чаще всего выпадает в осадок грубая краска. Когда я только начинала писать по мокрому, то не могла это проконтролировать. Потом я  выяснила, что краска, которая не даёт грануляции, это немецкий бренд Шминке (Schmincke). Это, наверное, первые иностранные краски, которые у меня появились. Именно потому, что они тонкие, чистые, монопигментные. Чем дороже краска, тем она чище, в ней меньше компонентов. Когда вы смешиваете два цвета (хотя говорят, что больше двух цветов не смешивают), нет никакой гарантии, что вы там не смешиваете сразу шесть. Я очень долго пользовалась Шминке, очень они мне нравились, особенно для многослойных техник, для иллюстраций. Они для этого просто прекрасны, потому что это краски очень тонкого помола. Они сохраняют прозрачность, видно все слои, видно бумагу, в конце концов.

По этой причине я отказалась от «Невской палитры», когда столкнулась с проблемой, что при наложении многих слоёв краски у меня не тон набирался, а пропадал цвет. И дальше не шёл, был просто ровный серый. Шминке решил эту проблему. А потом стали появляться новые бренды. Я очень люблю корейские, ShinHan. И одна из моих самых любимых – Миджелло (Мijello), особенно для фона. Они чаще всего дают грануляцию, когда вы покрываете бумагу хорошим слоем воды, это очень красиво смотрится.

А для кожи у меня в основном Шминке – ультрамарин с сепией,  а там, где потеплее, коричневый, – это умбра жжёная.

Войдите, чтобы иметь возможность оставлять комментарии.

Категории товаров