Наверх

Илья Ибряев. Часть 3. Об обучении живописи.

У кого можно поучиться живописи?

– У всех, кто нравится. Смотрите facebook, YouTube, анализируйте. Там ведь проходят и мастер-классы, и фрагментарные вещи. Посмотрите, как пишут китайские художники, наши российские ребята. У каждой страны есть свое небольшое направление. То ли это зависит от школы, которую они прошли, то ли от среды, то ли от культуры страны. В целом это отпечатано на художнике, мы все разные, и это интересно.

Мы делали выставку друзей-акварелистов в мае прошлого года. Я позвонил и написал своим друзьям. У нас участвовало 85 работ из 19 стран мира, более 30 человек, все разные. Выставка шла месяц, каждый автор выставлял по 4-5 работ. И было интересно смотреть, как художник, живя в совершенно другой стране, где есть своя культура, образование, видит и ощущает мир.

Morning in Prague Ильи Ибряева

Morning in Prague

Учиться можно у всех. Конечно, на первых этапах это будет какое-то копирование, подражание. Но вы этого не бойтесь. Вы никогда не сделаете так, как сделал тот автор, по двум причинам. Во-первых, вы не прожили это, как тот художник. Второе, вы по характеру другой. Ваш характер подскажет вашу линию, ваш прием, технику, стиль. И не надо специально эти стили искать. Вы работайте, и это все у вас автоматически появится.

Обязательно ли художественное образование – колледж, ВУЗ? Или достаточно посещать мастер-классы, смотреть YouTube, читать учебники?

– Образование нужно. Хорошее академическое образование никогда не помешает. Если его нет, как можно определить, насколько ты грамотен в той или иной сфере? Ты можешь достичь какого-то определенного этапа, а дальше что делать? Это может быть только начальный этап, а там еще огромный айсберг тех знаний, которые тебе пригодятся в жизни, в работе.

Вопрос: почему у кого-то получается так красиво и убедительно, а у меня чуть хуже? Вы не можете на него ответить. А я могу ответить сразу, если я смотрю как профессиональный художник. Я говорю: да, это профессиональный художник. Почему? Потому что он прекрасно знает перспективу, знает законы, цветовую палитру, знает все нюансы, которым обучали в классической школе. Они везде прослеживаются. Он знает, почему здесь пятно именно такое. И я могу сказать, почему он поставил именно такое пятно, и почему оно работает, и почему оно убеждает нас, и это здорово.

Есть закон «Золотого сечения», воздушной перспективы, линейной перспективы. И рисование фигуры – это анатомия. Цветовая палитра – это цветоведение. Это все-таки надо знать. Другое дело: применять или не применять, это уже от вас зависит. Без школы будет тяжеловато, вы будете топтаться на месте. Есть программа, есть школа, которая тебе дает знания и направляет по ступеням, и ты выходишь нормальным самостоятельным художником. Потом ты можешь развиваться как угодно. Ты можешь плюнуть на эту программу и рисовать все, что тебе захочется.

Можно пойти на курсы, например, в школу Андрияки?

– Если они дадут полное образование, серьезное, и вам его будет достаточно, то, пожалуйста. А дают ли они полное образование, вот в чем вопрос. Просто поставить галочку, что ты что-то делал и что-то умеешь? А на каком уровне ты это умеешь, на профессиональном или нет?

То есть вы можете порекомендовать только ВУЗ?

– Там более тщательно подходят к студентам. Есть большой период времени для обучения, большая плотность заданий, определенная ответственность, и это очень помогает. Ну и чем серьезней ВУЗ, тем лучше педагоги, лучше образование.

Строгановский ВУЗ – серьезный?

– Строгановка – конечно, серьезный ВУЗ, очень серьезный. Так же, как и Репинский в Питере. Полиграфический ВУЗ в Москве. Любое образование всегда нужно. И каждый художник, так или иначе, все равно учится по жизни. Как говорил Микеланджело в преклонном возрасте: «Вот только сейчас я понял, как и что нужно делать». Поэтому все время идет обучение.

Лучше учиться у нескольких преподавателей или выбрать одного наставника?

– Хороший вопрос. Я считаю, что лучше учиться у одного педагога. Почему? Если он устраивает вас энергетически, творчески, по всем пунктам, и вы чувствуете, что вы получите от него истинную грамоту, которую хотели бы, то это лучше. Любой педагог – это художник, и у каждого свой опыт. Если вы поменяете 3-4 педагога, вы начнете путаться, какой же опыт лучше?

А у вас есть ученики?

– А я не преподаю, поэтому откуда им быть. Меня звали в Строгановку преподавать, но это занимает очень много времени, и не хватает времени на творческую работу.

Вы себе ставите задачи по производительности, что нужно какое-то конкретное количество работ?

– Абсолютно нет. Единственная задача – работать каждый день, пусть немного, но что-то сделать.

Что, если творческий спад? Как вы с ним справляетесь?

– Я как-то не помню, чтобы был творческий спад, чтобы была меланхолия или разочарование. Как-то все ритмично шло. Бывает, получается, бывает, не получается. А что, должно каждый день получаться?

Да.

– Если ты настраиваешься на какую-то интересную работу, начинаешь ее выполнять, а она не состоялась, разочарования в этом нет, так как мы же не каждую работу делаем шедевром. Мы просто работаем. А кто будет оценивать, станет это шедевром или нет? Искусствоведы, время или кто-то еще? Мы что-то нарисовали, этим хочется поделиться, и мы несем это на выставку. А там зрители кидают помидоры или приносят лавровые венки.

А если работа не нравится?

– Если не нравится, не рвать, отложить в одну специальную папку для неудачных работ и писать следующую работу. Через месяц взять и сравнить. О, движение есть, значит, правильно все-таки я не стал паниковать, а стал двигаться дальше. Не бойтесь испортить бумагу. Бумага дает себя в жертву нам, художникам. Она говорит: рисуйте, ребята. Лучше нарисовать что-нибудь, нежели она у вас пролежит в папке несколько лет, пожелтеет и загнется. Нарисуйте что-нибудь.

Такой интересный момент: вот чистый лист бумаги. Мы много-много всего видим, абсолютно разного. Вы взяли и что-то нарисовали за 10 минут. Секундой раньше того, что вы нарисовали, в мире вообще не существовало! Вот вы нарисовали, и это внеслось в мир. Как оно останется? Пойдет в корзину или в музей и останется в веках? Никто не знает. Так что не надо бояться вносить это.

Вы какие-то коммерческие цели ставите?

– Такой задачи нет. Коммерческой жилки лично у меня нет. Это все на удачу, на случай. Если кто-то купит работу – прекрасно. Все деньги тут же улетают в дело (на кисти и краски). Конечно, хотелось бы, и нужно, чтобы это приносило определенный доход, как любой физический труд. Как говорил Пикассо: «Художник не должен быть голодным и бедным. Он должен быть нормальным состоятельным человеком, чтобы он мог работать и творить».

Нужно ли вступать в Союз художников?

– Я – член Союза художников и член Международной федерации акварелистов. В союз я вступил давно. Как вам сказать: можно вступить, а можно и нет. В любом случае, это конечно статус для вас лично. Первое. Второе, вы все-таки находитесь в среде коллег, У вас есть определенный уровень. Сейчас конечно можно выставляться везде на выставках, как угодно. А раньше на определенной выставке даже не принималась работа, если ты не член Союза. Возможно, есть какая-то нотка престижа для вас лично как для художника, когда вы пишите анонс или историческую справку для каталога, где указывается, какие регалии вы имеете, и кто вы такой есть. И это тоже дает какой-то статус. Хотя все относительно. За границей нет такого Союза, как у нас.

Прага Ильи Ибряева

Прага

А Международная федерация акварелистов?

– Это пока начинающая организация, она не очень известна. Но она существует. Она вышла, отпочковалась от московской Акваживописи, как-то обособилась, немножко перемешалась со Строгановкой и образовался такой Союз. Что из этого выйдет, не знаю пока, но есть там устав, есть корочки.

Если вы не пользуетесь фото, как вы вклиниваете персонажей? Вы их додумываете?

– Конечно. Можно вписать фигуру, если ты рисовал ее на протяжении многих лет. То есть я насыщаю сюжет какой-то группой людей, и уже смотрю по пятну, какая группа нужна? Сколько их, насколько она должна быть плотной? Насколько она должна быть тяжелой как масса, как пятно? Или это должен быть один человек?

Картина Ильи Ибряева

То есть в этой конкретной работе нужен был акцент на светлом пятне, нужна жизнь, которая бы говорила об архаике этого города, о его состоянии. Это всегда додумывание, это всегда работа над композицией своей картины.

Войдите, чтобы иметь возможность оставлять комментарии.

Категории товаров

×

Заполняется для получения отчета об исправлении

Перейдите на страницу входа для ввода логина и пароля.
После чего вернитесь в это окно.